logo
Муниципальное бюджетное учреждение культуры
Бакалинская межпоселенческая
централизованная библиотечная система
header img

События

Асанбаев Николай Васильевич – участник Великой Отечественной войны.
Данный материл был собран по достоверным архивным документам Зарубиным Валерием Георгиевичем.

Асанбаев Николай Васильевич родился 7 ноября 1921 года в деревне Ахманово, Белебеевский уезд, Уфимская губерния, ныне Бакалинского района Башкортостана в семье крестьянина. В 1935 году после окончания Балыклинской не полной средний школы поступил Уфимский финансово-экономический техникум где учился до 1939 года. После окончания поступил в Башкирский государственный педагогический институт, со второго курса был переведён на заочное отделение. До мобилизации в 1940 году в Красной Армии несколько месяцев работал учителем в Ермекеевской средней школе в качестве преподавателя русского языка и литературы, и призван с Ермекеевского РВКВ.

1941 году после окончания Рязанского артиллерийского училища службу начал младым лейтенантом командиром орудия в 917 артиллерийском полку 350-ой стрелковой дивизии по командованием полковника Авдеенко Пётр Петрович герой Советского Союза, и генерал-майор Глухов Михаил Иванович 350 –я дивизия формировалась с 20.08.1941 по 15.09.1941 года в Приволжском военном округе (город Аткарск Саратовской области) в состав 61 резервной армии.

Боевая подготовка проводилась по шестинедельной ускоренной программе. На фронт выступила 27.11.1941 года. 06.12.1941 года дивизия вступила в бой в ходе контрнаступления. За декабрь месяц 1941 года дивизия прошла 388 км и освободила 443 населенных пунктов.

22.12.1941 года вышла на шоссе Тула — Орел. 24.12.1941 года дивизия захватила н.п. Чернь, взяв трофеи: до 240 автомашин, 48 мотоциклов, 10 орудий. Далее наступление в направлении реки Ока. В районах Солодилово и Багриново были уничтожены 2 немецких штаба.

Во время боев под Багрилово вводом в бой 1176 сп и 1180 сп противник был потеснён и понес большие потери под командованием Гриценко Александр Павлович (03.04.1942 — 06.03.1943) – полковник, с 14.10.1942 генерал-майор; 13 января 1942 года дивизия в составе армии была передана в состав Западного фронта, где занимала позиции на рубеже Леоновский — Железница. К концу января дивизия вела бои за Васильевское, Вязовна, после чего перешла к обороне.

11 августа была начата немецкая операция «Вирбельвинд» («Смерч») против правого крыла 61-й армии (Западный фронт), где находилась и 350-я стрелковая дивизия и 917 артиллерийский полк. На следующий день немецкая 134-я пехотная дивизия прорвала оборону дивизии, выйдя к р. Черебеть. Одновременно 11-я танковая дивизия вела наступательные действия на дивизию с севера в районе Ульяново. К 14 августа 350 дивизия и 917 артиллерийском полк, где воевал Асанбаев Н.

Наряду с 387-й и остатками 346-й дивизий, была окружена в районе Медынцево — Дудорово. Часть дивизии вышла из окружения, соединившись с 61-й армией. Как мы видим по этим данным и документам из архива «Мемориал», что Н. В. Асанбаев вместе с своим полком был в окружении в августе 1942 года и после выхода из окружение был арестован и приговорён к вышей мере наказание к расстрелу военным трибуналам 350 СП от 26 августа 1942 года под подписи председателя трибунала Бардин и секретаря О. Казакова.

Вот что пишет о своем друге Н. В. Асанбаеве, тоже фронтовик, артиллерист, участник войны 1941 – 1945 года Тагиров (Ахунзянов) Тагир Исмагилович в своей статье газете « Известия Башкортостана”:

«6 ноября 1996 года . О чем он всегда молчал. Лето 1942 года в одной из одиночных камер в городе Маршанске томился, дожидаясь расстрела, двадцатилетний лейтенант Николай Асанбаев, учитель из Бакалинского района Башкирии…. 28 июля 1942 года Верховный Главнокомандующий И.В.Сталин отдал приказ №227, который потребовал «Ни шагу назад!», любой ценой остановить врага, предусмотрев жесточайшие карательные меры.

В такой обстановке командира, обвиняемого в трусости и измене, могли запросто шлепнуть. Николаю Асанбаеву предъявлялось именно такое обвинение. А дело было так. В районе Сухиничей крупные силы противника прорвали нашу оборону и ринулись в направлении Москвы. Дивизия, где после окончания Рязанского артиллерийского училища служил вначале командиром 76 – миллиметровых орудии Николай Асанбаев, была брошена против превосходящих сил немцев с задачей остановить и уничтожить их.

Только успели расположить орудия, укрыть лошадей (батарея – на конной тяге, шесть лошадей и три ездовых на пушку), впереди показались немецкие танки: один, два, три,….20 огне-изрыгающих громадин против четырех орудий. Подпустив на километр, Асанбаев скомандовал: «Огонь!» И началось… С расстояния 600 метров перешли на «прицел 12» и повели огонь прямой наводкой. За какие–то четверть часа батарейцы подбили, подожгли 12 танков, но и сами были смяты, орудия разбиты, проутюжены. Вся дивизия оказалась в окружении и перешли к круговой обороне, лишь ценою больших потерь ей удалось вырваться из вражеского кольца. Когда «зализав раны», немного пришли в себя, подвели итоги сражения.

Война есть война: или голова в кустах, или грудь в крестах; подвиг противотанкистов был настолько очевиден, что командир полка не сдержался, намекнул Асанбаеву: «Готовь дырку для Звезды».

Поздравляли боевые друзья. Но (судьба – индейка) вдруг особый отдел («смерш» – смерть шпионам) арестовал и под конвоем отправил в Моршанскую тюрьму; обвинение страшное: проявив трусость в бою, оставил врагу материальную часть, загубил личный состав батареи – измена Родине…. Нетрудно представить, что пережил молодой лейтенант, полтора месяца метавшийся по темной ночной камере – два шага туда, два – сюда, какие мысли терзали его в этой слившейся в одну бесконечную, кошмарную ночь время, ежеминутно ожидая прихода исполнителей приговора. А приговор по приписанной статье может быть один: расстрел.

Вот оно: от смерти в бою можно спастись, а от «смерша» спасения нет. К тому же известно: наши «органы» всегда были сильными в борьбе против своих. В голове навязчиво повторялись слова фронтовой песни: « Есть муки. Которые смерти страшней, они мне на долю достались». Этот стон отчаяния бойца, над светлой и гордой любовью которого немецкие псы надругались. Догадывался ли автор песни, что и о нем, о ожидающем неправедного конца.

На фронте смерть ходит рядом с каждым, ежедневно погибают тысячи воинов. Но смерть смерти рознь, пасть на поле брани – одно, но быть убитым, как бешеная собака, своими, – что может быть страшней! Как завидовал Асанбаев своим батарейцам, оставшимся «там лежать»! Дойдет весть о казни «изменника» до родной деревни Ахманово – что скажут родные и близкие, что подумают в Ермекеевской средней школе, где учительствовал недолго, но успел прослыть образцом молодого человека – патриота? Проклянут все, ибо, выходит, он, спасая шкуру, предал, опозорил родную мать, вскормившую его грудью, родную землю, край соловьиный, где его считали человеком. Что за судьба такая: в том аду кромешном его не задели ни одна пуля, ни один осколок.

Временами ему делалось жутко: неужели он повинен в гибели батареи? Нет, нет, он, как и погибшие товарищи, честно выполнял свой долг. Был храбрым в бою. Его «вина» лишь в том, что в его невредимости проявилась истина: смелого пуля боится. Отважного штык не берет… К его счастью, наши войска остановили и оттеснили немцев, освободили места, где героически дралась и погибла батарея Асанбаева. И справедливость восторжествовала: лейтенанту вернули звание, дали новую батарею. И Асанбаев (будто заново родился) пошел воевать”.

Ник олай Васильевич сражался на Воронежском, Калининском, Брянском, 1 Прибалтийском фронтах и закончил войну в Елгаве. Но и после войны он не сразу расстался с армией, к которой прикипел душой, и демобилизовался лишь 1949 году в звании гвардии майора – вся грудь в орденах и медалях. Таков наш земляк драматург. Народный писатель РБ Нажиб Асанбаев.